Что делать?
23 апреля 2019 г.
Профсоюзы Европы и США
29 ЯНВАРЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Намерение Алексея Навального организовать профсоюз бюджетников вызвало всплеск интереса к профсоюзам: «А что это такое и с чем его едят?» То, что называется у нас профсоюзами (ФНПР), – это особые учреждения, где сидят чиновники, назначенные властью, которые служат власти и понятию «профсоюз» никак не соответствуют. Да, они раздают любимчикам путевки в дома отдыха, но выступать за увеличение зарплаты работников – упаси боже! Тогда тем более нам интересно узнать, что такое настоящие профсоюзы.

Дайджест публиаций

Право на объединение в профсоюз включает: «право работников без какого-либо разрешения государственных органов и бюрократических формальностей создавать по своему выбору профсоюзы и присоединяться к ним при единственном условии подчинения их уставам; право образовывать федерации и конфедерации; право членов профсоюза свободно избирать своих представителей, участвовать в регулировании внутренней жизни профсоюзов (внутри профсоюзная автономия); право свободно, без какого-либо вмешательства государственных властей, осуществлять профсоюзную деятельность».

 Профсоюзная работа предполагает «политическую и финансовую независимость профсоюзов от государства, политических партий, предпринимателей, церкви»

 Независимость профсоюзов от предпринимателей обеспечивается, в частности, запретом объединения в одном профсоюзе работников и администрации. В США, например, как это установлено в законодательстве, «если профсоюз включает в свой состав лиц, относящихся к администрации, даже самого низового звена, он не вправе выступать представителем работников в коллективных переговорах». В Дании руководящему персоналу предприятий «запрещено входить в профсоюз, объединяющий рядовых работников»

 Роспуск профсоюзов допускается только по решению суда за грубое нарушение закона. Приобретение профсоюзами прав юридического лица не может быть подчинено ограничительным условиям. В большинстве стран в конституциях провозглашено право граждан на объединение (ассоциацию); в ряде стран (Франция, Италия, Япония, Испания, Португалия) право трудящихся на объединение в профсоюз имеет ранг специально установленного конституционного права.

Право на объединение в профсоюз обычно трактуется таким образом, что оно включает в себя так называемое негативное право на коалицию. Законодательные и иные юридические акты регламентируют вопросы, касающиеся внутренней структуры и функционирования профсоюзов, порядка их взаимоотношений друг с другом, со своими членами, предпринимателями и государством. Они включают как нормы, предоставляющие профсоюзам права, полномочия и льготы, так и нормы, устанавливающие обязанности профсоюзов перед государством. Законодательство западных стран допускает «плюрализм профсоюзных отношений, т.е. право работника присоединиться к любому профсоюзу по своему выбору»

 Можно условно подразделить профсоюзные права на две группы: права профсоюзов вне предприятий (в отраслевом или общенациональном масштабах) и права профсоюзов в пределах предприятия. Права профсоюзов вне предприятий предусматривают «свободное создание и функционирование профсоюзов, стабильность существования»

 В ряде стран, например, во Франции, Испании, Португалии, Италии, объявлены незаконными любые действия, имеющие целью «воспрепятствовать осуществлению профсоюзных прав, установлено уголовное наказание за их нарушение, запрещено наложение ареста на профсоюзные фонды»

 В Швеции и Финляндии предприниматели должны «консультироваться с профсоюзом, прежде чем вводить изменения на производстве, ведущие к увольнениям и перемещениям работников», а в Швеции – «даже приостановливать свое решение о введении производственных новшеств при отсутствии согласия профсоюза»

 Важно подчеркнуть, что при отсутствии согласия сторон, т. е. при провале переговоров на местном и национальном уровнях, предприниматель в конечном счете сохраняет право принять решение по собственному усмотрению. Таким образом, здесь идет речь о праве профсоюзов временно приостановить решения администрации (до завершения переговоров на местном или национальном уровнях), а не о праве отменять их (праве вето).

 В Италии законом предусмотрено, что в «случае антипрофсоюзной деятельности предпринимателя претор по просьбе местных профсоюзных органов выносит предварительный приказ о запрещении такой деятельности и устранении ее последствий. Этот приказ действует до вынесения окончательного решения в итоге судебного разбирательства».

 В США «профсоюзы в случае нарушения прав, установленных в законе (вмешательство предпринимателей в профсоюзную деятельность, дискриминация членов профсоюза и т. п.), вправе обратиться в административный орган — Национальное управление по вопросам трудовых отношений (НУТО) с жалобой на «нечестную трудовую практику» со стороны предпринимателя и добиваться судебного приказа, пресекающего незаконные действия предпринимателя».

В законодательстве ряда стран (Франция, Бельгия, Италия, Испания) имеются правила, касающиеся предоставления некоторым, наиболее многочисленным и влиятельным профсоюзам статуса «наиболее представительного профсоюза», получающего определенные преимущества, льготы и полномочия при осуществлении представительства работников перед государственными органами в ходе коллективных переговоров, трудовых споров, при выборах в органы рабочего представительства и т.д.

Профсоюзам предоставлены определенные права на предприятиях: «Полномочия, необходимые для нормального осуществления организационной деятельности: вывешивать на особой доске объявления, касающиеся профсоюзных дел; распространять пропагандистские материалы (во внерабочее время), собирать членские взносы во внерабочее время и вне рабочих мест, вербовать новых членов, проводить профсоюзные собрания (во Франции, ФРГ, Испании — во внерабочее время и вне рабочих мест, в Греции — во внерабочее время на рабочих местах), а в Италии, Португалии — в пределах установленного максимума часов и в рабочее время (т. е. с оплатой потерянных рабочих часов). На крупных и средних предприятиях в распоряжение профсоюзов передается отдельное помещение.

Неосвобожденным профсоюзным работникам на предприятиях предоставляется оплачиваемое время для выполнения своих функций, а в некоторых странах кроме того оплачиваемый (или неоплачиваемый) отпуск для профсоюзной учебы или участия в работе отраслевых или общенациональных профсоюзных органов.

Во многих странах работники, избранные в профсоюзные органы предприятий, пользуются дополнительной защитой при увольнениях. В этих случаях требуется согласие административного органа (инспектора труда), либо профсоюза, либо самого работника».

 Профсоюзы «отвечают за их нарушение, за любые антизаконные действия; подвергаются имущественной ответственности, а их функционеры — административной и уголовной ответственности».

 Важное значение имеет запрет дискриминации за принадлежность к профсоюзу и профсоюзную деятельность. Это относится к увольнениям, к поощрениям и наказаниям, к заработной плате. В ряде стран, например, во Франции, законодательство запрещает такую дискриминацию и при приеме на работу. Обычно предусмотрена консультация с профсоюзами при осуществлении коллективных увольнений.

В законодательстве отдельных стран (например, Великобритании) закреплены права профсоюзов в области охраны труда. Имеются страны, где профсоюзам предоставлены особые процессуальные права. Так, «во Франции профсоюзы по собственной инициативе или по просьбе работника могут представлять его в суде и даже заменить его в судебном разбирательстве. Профсоюзам предоставлено право осуществлять в суде защиту коллективных интересов профессиональной категории». 

Государственный надзор и контроль над деятельностью профсоюзов осуществляется путем их регистрации в государственном органе и предоставления ему для проверки профсоюзной документации и сведений, касающихся деятельности профсоюзов. Регистрация профсоюзов проводится почти во всех странах. Различие заключается в категоричности требования о регистрации, в порядке ее проведения, в характере отчетности профсоюзов, в объеме льгот, которыми пользуется зарегистрированный профсоюз. В большинстве стран регистрация факультативна, но не подчинившийся установленному порядку профсоюз не получает определенных льгот. Эти льготы различны в зависимости от страны: например, «статус «независимого» профсоюза и налоговые послабления, право быть признанным единственным представителем данной категории работников при коллективных переговорах, принуждать предпринимателя вести коллективные переговоры, право заключать любые коллективные договоры или договоры, имеющие общеобязательную силу, право юридического лица, доступ в государственные органы по разрешению трудовых конфликтов». В США, однако, государственная регистрация профсоюзов строго обязательна, а ее нарушение влечет за собой уголовную ответственность профсоюзных руководителей.

 Политический вес профсоюзов во многом определяется процентным соотношением числа членов профсоюза и всех наемных работников. Оно складывается под влиянием исторических, национальных, экономических, культурных факторов и заметно варьируется в зависимости от конкретной страны. Так, «во Франции профсоюзами охвачено 9% самодеятельного населения из числа наемных работников, в США — 17%, в Великобритании — 38%, в ФРГ — 39%, в Швеции — 90%».

На единство профсоюзного движения объективно влияют структурные изменения в экономике, вызванные сдвигами в технологии и системе потребностей населения. В ряде развитых стран заметно сокращается сектор добывающей промышленности и, следовательно, численность занятых в нем работников. Подобная тенденция наблюдается и во вторичном секторе — секторе обрабатывающей промышленности, а также в тяжелом машиностроении, ориентированном на эти секторы и связанном с индустриальными технологиями. Зато все более важным в экономике развитых стран становится третичный сектор — торговля и услуги. Именно сюда «переливаются» высвобождающиеся наемные работники из первых двух секторов.

Однако в ряде стран Европы данное обстоятельство не мешает единству рабочих, что характерно, например, для Германии, где объединение немецких профсоюзов охватывает более 6 млн членов. Профсоюзное единство характерно и для Великобритании, где члены Британского конгресса тред-юнионов составляют большинство лейбористской партии. В других странах, например, во Франции, профсоюзы разъединены.

Значительные по своей представительности и единые в требованиях профсоюзные организации обладают большими возможностями влияния. С ними считаются как владельцы предприятий, так и правительство, которые уже не могут делать ставку на внутреннюю разобщенность или на чрезмерные обещания, способные ослабить участников профсоюзного движения. Однако профсоюзы утрачивают свою роль и влияние во многих странах. Например, в США число членов профсоюзов значительно сократилось за последнюю четверть века, и сегодня менее 10% работников частного сектора в Америке состоит в них.


Фото:15.11.2018. Франция. Страсбург. Оппозиционер Алексей Навальный дает комментарии представителям СМИ возле здания Европейского суда по правам человека, где было рассмотрено дело по иску "Алексея Навальный против Российской Федерации". Большая палата Европейского суда признала задержания и аресты Навального политически мотивированными. Jean-Francois Badias/АР/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.